Вятский Увал

В восточной стороне Марий Эл раскинулся небольшой горный край – Вятский Увал. Правду сказать, высоты здесь небольшие, но глубокие ущелья и крутые склоны не оставляют ни у кого сомнения – перед вами именно горы.

С вершин Вятского Увала открываются красивейшие виды на окрестные поля, перелески, долины рек и ущелья, которые тянутся до самого горизонта и тают в голубой дымке.

Огромные холмы Вятского Увала изрыты множеством рукотворных пещер. Особенно много их в урочище Нолькинский камень – огромном овраге, протянувшемся на многие километры. Вид у оврага очень впечатляющий. Тут и там на его крутых склонах стоят могучие деревья-великаны, с «головы» до «ног» покрытые опятами. Они похожи на древних Берендеев, корни-ноги которых ушли глубоко в землю, а на грудь свисает борода из моха. Как лесная стража, стоят они у входа в дремучую чащу. В некоторых местах высота стенок оврага достигает сотни метров. Отвесные склоны, словно в геологическом музее, обнажают горные породы юрского периода. В этих породах видны кораллы, моллюски, морские лилии и останки обитателей древней флоры и фауны.

По склонам от многочисленных родников сбегают ручьи, которых в Нолькинском камне около сорока, и в каждом из них своя особенная вода, непохожая на другую. По легенде, в старину здесь был только один родник, но очень сильный. Весной он был особенно мощным, вырывался из-под земли буруном. Стремительный поток выносил на белый свет даже доски и ветки. Люди думали, что этот родник сообщается с морем и выносит на белый свет следы кораблекрушений. Это пугало жителей окрестных деревень, и они решили закупорить родник. Но мощный водный поток нашел себе новый путь и вышел из земли множеством маленьких родничков.

Объяснение «следам кораблекрушения» нашлось позже и оказалось довольно простым. В Вятском Увале, и вообще на земле мари, почти повсюду встречаются карстовые явления – пещеры, подземные реки и озера. По ним, как сообщающиеся сосуды, связаны друг с другом окрестные водоемы. Как-то один человек уронил в колодец свой нож, а потом нашел его рядом с одним из родников Нолькинского камня. Подземные воды часто становятся причиной обрушений земли, в результате которых образовалось большинство марийских озер.

Когда-то, очень давно, в пещерах Нолькинского камня кипела работа – здесь добывали жерновой камень, его еще называли «черемисским». Изготовленные из него жернова использовались во всех местных мельницах, и развозились по соседним губерниям – Владимирской, Вятской, Казанской, Вологодской и Костромской. В течение нескольких веков горняки ближайших деревень вгрызались в толщу каменных склонов. Сегодня в урочище можно насчитать около 200 каменоломен, многие из которых уходят вглубь горы почти на 300 метров. Местами они соединяются друг с другом и образуют удивительное переплетение подземных галерей. Сегодня каменоломни заброшены и поросли лесом, но часть из них хорошо сохранилась. В их глубине можно увидеть начерно обработанные жернова.

Могучие, поросшие мхом деревья похожи на древних Берендеев, которые словно лесная стража, стоят у входа в дремучую чащу.

Даже в разгар лета температура в каменоломнях не превышает 6 С, а в самой глубине пещер находится настоящее царство льда. С потолка свисают изящные сталактиты. Снизу, с идеально ровного ледяного пола поднимаются колонны сталагмитов. Кое-где из скал бьют студеные подземные родники.

Над входом в некоторые из пещер нацарапаны кресты – в этих каменоломнях трудились христиане. Так горняки пытались защитить свои «заделья» от нечистой силы. Есть пещеры без крестов – в них работали марийцы, поклоняющиеся своим древним богам. По преданиям, горняки-марийцы раз в год приносили в жертву зайца. Эта жертва предназначалась для марийского бога Камая. Согласно марийским легендам, Камай раньше жил в Нолькинском овраге, но когда добыча камня прекратилась, он ушел неизвестно куда.