Петроглифы Онежского озера

Онежское озеро, природная жемчужина Русского Севера, лежит на юге Карелии, частично примыкая к Ленинградской и Вологодской областям. Онего-батюшка, как ласково величают озеро местные жители, испокон веков славился обилием рыбы, в том числе такими ценными видами, как ряпушка, корюшка, судак, сиг и даже лосось. Озеро, связывающее древними речными путями Русский Север с остальной частью Руси, в настоящее время соединяется Беломорско-Балтийским и Волго-Балтийским каналами с бассейнами Белого, Балтийского, Каспийского и Черного морей. Самые крупные города на берегах озера – Петрозаводск, Кондопога, Медвежьегорск. Онежское озеро известно и своими петроглифами.

Обилие дичи в прибрежных дремучих лесах и рыбы в озерных глубинах определили основные занятия живших здесь первобытных людей – охоту и рыболовство. В течение I тысячелетия н. э. население Заонежья составляли финно-угорские племена: корела, сумь, весь. На рубеже X – XI веков Южная Карелия вошла в состав Руси. В XII – XIII веках озерный край активно осваивают новгородцы. Летописи свидетельствуют о том, что уже в середине XII века Корела, как называли в старину эту местность, принадлежала Новгороду. Как и по всей Руси, до прихода христианства здесь господствовало язычество.

В северо-восточной части Онежского озера, среди сотен больших и малых островов и глубоких заливов Кижских шхер, лежит небольшой остров Кижи. Название ему дали финно-угорские племена: на их наречии сходное по звучанию слово «кижат» означало «игрище». По всей видимости, этот остров особенно почитался первобытными племенами, собиравшимися сюда со всех окрестных островов и материка для участия в языческих праздниках – игрищах. В 1534 году новгородский архиепископ Макарий писал в Москву: «Суть же скверные мольбища их: лес и камение и реки и блата, источники и горы и холмы... и жертву приношаху кровную бесом: волы и овцы и всяк скот и птица».

Духовенство веками вело борьбу против языческих обрядов с их «бубеньным плесканием, свирельными звуками, плясаньем сотониным». На бывших языческих капищах, в священных рощах строились христианские храмы и часовни, что привело к полному уничтожению культовых языческих сооружений на острове Кижи и в его окрестностях.

Но на гранитных скалистых восточных берегах озера южнее устья реки Водлы, в районе мыса Бесов Нос, уцелело знаменитое скальное святилище возрастом 5 – 6 тысяч лет. Скопления петроглифов сосредоточены на Бесовом Носу и соседствующих с ним мысах Кладовец, Гажий Нос, Пери Нос, Карецкий Нос и островах Гурьи, Большой Голец, Березовые Луды (устье Водлы). Онежские петроглифы впервые были открыты в 1848 году геологом из Санкт-Петербурга К. Гревингом. Впоследствии кроме петроглифов вдоль побережья обнаружили многочисленные древние стоянки и захоронения того же периода.

Известный исследователь петроглифов К. Д. Лаушкин писал в середине XX века «Район наскальных изображений – это грандиозный первобытный храм солнца, где куполом было само небо, иконостасом – гранитные скалы с петроглифами, а алтарем – горизонт с живым солнечным богом, одно из первых в истории человеческой культуры культовых мест, организованных с учетом сторон света. В этом святилище совершались разнообразные религиозные церемонии и обряды, развертывались сложные действия, разыгрывались первобытные мистерии, которые, возможно, длились по многу дней, с большим числом участников. Здесь, особенно, надо думать, в период голодовок и охотничьих неудач, производились колдовские действия, призванные обеспечить изобилие рыб, птиц и зверя, успех в охоте и рыболовстве, здесь магическим путем стремились добиться плодовитости женщин племени, здесь происходило поклонение и предкам, и «хозяевам» лесов, вод и т. д., здесь происходили обряды, связанные с культом мертвых». По мнению ученого, самая поразительная черта онежского святилища – неоспоримые следы ярко выраженного космического культа, главным объектом которого было солнце. Остальные культы (охотничья магия, магия плодородия и т. п.) имели второстепенный по отношению к нему характер.

Основная часть рисунков располагается на плоских гранитных берегах; они удалены от уреза воды на 0,5 – 1,5 м, максимально на 2,5 – 3 м. Размеры рисунков, как правило, от 10 до 60 см, но в единичных случаях они достигают 2,5 – 4 м. Рисунки особенно хорошо видны при освещении косыми солнечными лучами, утром и вечером.

Онежские петроглифы поражают разнообразием сюжетов, детализацией изображений, загадочностью некоторых из них. Известно более 1100 изображений и знаков, образующих 22 самостоятельные группы. Среди них преобладают изображения птиц (около 40%), животных – лосей, северных оленей, медведей – существенно меньше (не более 15%). Очень распространены антропоморфные образы.

Изредка встречаются единичные фигуры: бес, сом (налим), человеческая нога, собака, выдра, бобер, нерпа, рыбы, жезлы, деревья. Что касается знаков, то особое место занимают так называемые солярные и лунарные – напоминающие солнце и луну.

На мысу Пери Нос, расположенном севернее, выбита почти половина онежских петроглифов – более 400. Среди изображений доминируют птицы. В отличие от Бесова Носа здесь получили широкое распространение стилизованные изображения солнца и луны.

Шхеры – компактная группа островов, разделенных узкими проливами.

История заселения берегов и многочисленных островов озера уходит в глубину веков. Самые древние археологические находки сделаны на всемирно известном острове Южный Олений (в северной части озера), входящем в состав Кижского архипелага. Этот крупнейший в лесной полосе европейской части России некрополь датируется эпохой мезолита (конец VII – начало VI тысячелетия до н. э.). На острове найдено около 200 древних погребений, где сохранились орудия охоты и рыбной ловли из кости и рога, украшения из зубов зверей, сланцевые ножи, культовые предметы: жезлы в виде головы оленя, скульптурные изображения змей, антропоморфные фигурки, использовавшиеся в языческих ритуалах. Найденные человеческие скелеты хорошо сохранились, и известный антрополог и скульптор М. М. Герасимов сумел воссоздать облик нескольких жителей острова. Эти скульптуры хранятся в Карельском краеведческом музее.

Возведенный на острове в XVIII – XIX веках Кижский погост создал неповторимый облик острова. Деревянные сооружения – двадцатидвухглавая Преображенская церковь, девятиглавая Покровская церковь и шатровая колокольня – составляют редкий по красоте ансамбль, аналога которому нет в мире. В настоящее время на острове образован историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи», знаменитый удивительными памятниками деревянного зодчества. Кижский погост включен в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Кроме того, в музее под открытым небом собрана целая коллекция наиболее ярких экспонатов деревянного зодчества из различных карельских деревень.

Среди уникальных строений особое место занимает церковь Воскрешения Лазаря (XIV – XVI века) – один из древнейших памятников деревянного зодчества на территории России, сохранившихся до наших дней. Церковь была первой постройкой будущего Муромского Свято-Успенского мужского монастыря, расположившегося на восточном берегу Онежского озера

Название мыса и близлежащей деревни – Бесов Нос – говорит о том, что за этим местом закрепилось представление о злой, враждебной силе. На Бесовом Носу совершались различные обряды и магические церемонии, главная цель которых была обеспечить удачу в охоте и промысле, а значит, и выживание родовых общин. Святилищем служил только сам мыс Бесов Нос, а все соседние мысы и острова с наскальными изображениями были второстепенными. Три крупные фигуры на оконечности Бесова Носа – самые первые и, видимо, какое-то время единственные выбивки. В дальнейшем отсюда началось распространение петроглифов по всему Бесову Носу, а также по соседним мысам и островам.

На гранитном берегу, на самой оконечности мыса Бесов Нос, вблизи от уреза воды бросаются в глаза гигантские (по сравнению со всеми остальными фигурами) выбитые изображения беса, выдры (или ящерицы) и налима (или сома) высотой 2,56, 2,46 и 2,65 м соответственно. В центре композиции – колоритная фигура беса, рассеченная продольной природной трещиной на две части. У беса квадратная контурная голова (внутри которой грубо намечены рот, нос и глаза), длинная тонкая шея, раскинутые в стороны и согнутые в локтях несоразмерно тонкие руки с пятью длинными растопыренными пальцами. Туловище массивное, чурбанообразное, с небольшим расширением книзу. Тонкие и короткие ноги сильно расставлены и согнуты в коленях. Справа от беса – изображение гигантской рыбы, похожей на налима или сома, слева – фигура, которую чаще всего принимают за ящерицу или выдру. По мнению ученых, бес, выдра и налим являлись главными объектами культа: бес олицетворял хозяина суши, выдра была символом зла, налим – добра. Все окружающие их фигуры – символические жертвоприношения названным духам и носят подчиненный характер. Образ был «нейтрализован» в XIX веке монахами из ближайшего Муромского монастыря, расположенного в 40 км южнее на берегу Онежского озера: поверх левой руки беса выбит христианский крест с монограммами Христа по обе стороны от верхнего конца и овалом над ними.

Среди довольно многочисленных изображений человека уникальна сцена соития, содержащая немало выразительных деталей. У женщины полуоткрытый рот, выпуклый округлый живот, прямая спина. Пятнышко нетронутого блестящего гранита имитирует глаз. Нога слегка согнута, вытянутая вперед трехпалая рука немного изогнута в локте. Мужчина огромным фаллосом соприкасается с женщиной. На его лице как будто выделены нос, рот, подбородок, а на лбу торчит какой-то массивный выступ, возможно часть головного убора с изображением фаллоса. Нога еще сильнее согнута в колене, трехпалая рука тоже вытянута вперед, а вся фигура сильно отклонена назад, как бы запрокидываясь на горбатую спину. За мужчиной – изображение птицы.

По мнению некоторых ученых, эта сцена связана с весенними браками и стремлением обезопасить себя от свадебной порчи со стороны вредных духов. Расположенный рядом с рисунком знак – оберег, защищающий от поползновений духа, выступающего под видом одной из соседних птиц. В основу подобных толкований положены этнографические параллели из жизни малых народов Сибири.

Петроглифы Карелии и Кольского Полуострова

На территории Карелии огромные скопления петроглифов известны также на островах в низовье реки Выг, в 8 км выше по течению от Беломорска. Они насчитывают 2,5 тысячи отдельных изображений на площади около 2 квадратных километров. Это четвертое место в Северной Европе по количеству петроглифов. Самые многочисленные и интересные изображения находятся в Старой и Новой Залавруге. Среди подобных памятников первобытной эпохи они занимают одну из ведущих позиций в мире. Размеры некоторых изображений составляют 4 – 5 м. Поражают композиционная сложность ряда сцен, тонкая и правильная передача пропорций, динамизм. Наибольший интерес вызывает сюжет из Новой Залавруги, где показана охота на морского зверя с лодки, в которой сидят 12 охотников. Для беломорских петроглифов характерно обилие человеческих фигур (они стреляют из лука, идут на лыжах, сражаются друг с другом). Встречается много изображений лодок, лесных и морских зверей, птиц, деревьев, змей, рыб, орудий охоты, следов людей и животных. Возраст беломорских петроглифов насчитывает не менее 6 тысяч лет.

На соседнем с Карелией Кольском полуострове скальные святилища с петроглифами известны на островах и берегах Канозера (около 1000 изображений II – I тысячелетий до н. э.). Петроглифы Канозера – крупнейшее из известных скоплений наскальных рисунков на Кольском полуострове. Сакральные центры, подобные Канозеру, существовали веками и тысячелетиями, вновь становясь востребованными в различные эпохи. Они дополнялись изображениями, выполненными в другом стиле, технике и с другой тематикой.

На Кольском полуострове петроглифы также обнаружены в урочище Чалмны-Варрэ на берегу реки Поной (150 петроглифов II – I тысячелетий до н. э.). На полуострове Рыбачий известно более 25 наскальных писаниц – изображений, выполненных охрой (VI – I тысячелетия до н. э.).

На севере Европы за пределами России наскальная живопись известна в Немфорсене (Северная Швеция), Богуслене (Южная Швеция), Альте (Северная Норвегия), а также во многих местах Финляндии.