Роберт Пири и Фредерик Кук

Опубликовано umeda - вс, 11/29/2009 - 17:15

Северного полюса Фритьоф Нансен не достиг, но уже в нансеновские времена мечта о полюсе овладела американцем Робертом Эдвином Пири и не отпускала его 23 года, из которых почти 20 лет он провел в высокоширотных льдах. Большую часть времени Пири тренировался в Гренландии, отрабатывая классическую методику путешествий по дрейфующим ледяным полям. Отсюда, с северной оконечности острова, он прокладывал свои полюсные маршруты на упряжках эскимосских лаек. В одном из дальних походов Пири отморозил ноги, пришлось ампутировать почти все пальцы, однако уже несколько месяцев спустя он вновь уходит во льды, положив на нарты костыли!

Поистине нет границ его энтузиазму, великой силе его духа – с каждым годом он все ближе к цели. И всякий раз, достигнув очередной рекордной точки, Роберт Пири оставляет там кусочек звездно-полосатого американского флага, подаренного ему женой, которая не меньше, чем он сам, верит в его грядущую победу.

Рекорд Нансена и Иогансена продержался пять лет. В апреле 1900 года представитель совсем, казалось бы, не арктического народа, итальянец Умберто Каньи, потеряв трех спутников, передвинул воображаемый флажок еще на несколько десятков километров к северу. А упрямец Роберт Пири, увы, отнюдь не молодеет, ему уже перевалило за 50. Четырежды он напрямую безуспешно штурмует полюс, и в 1906 году ему удается подойти к ближайшим «окрестностям» этой абстрактной математической точки в ледяном пространстве – преодолена 87-я параллель. Но очередная неудача приводит его в отчаяние, рождает горькие мысли: «Я не могу совершить невозможное...»

Тем не менее с каждой новой весной Пири опять уходит на север. И 6 апреля 1909 года вместе со слугой-негром Хенсоном, четырьмя эскимосами и четырьмя десятками ездовых псов ступает ногой в точку полюса. Северный полюс, или «Большой гвоздь» на языке эскимосов, достигнут.

Победитель ликует. Возвратившись в сентябре того же года в эскимосский поселок, он посылает президенту Соединенных Штатов Уильяму Тафту восторженную телеграмму: «Северный полюс в Вашем распоряжении». Однако в ответ получает иронически-ледяное: «Благодарю, но затрудняюсь найти применение столь щедрому дару»...

А вскоре разразился небывалой силы скандал, отголоски которого время от времени громко звучат даже в наши дни, почти столетие спустя. Соотечественник Пири, доктор Фредерик Альберт Кук, буквально в те же самые дни, когда ликовал первооткрыватель полюса, объявил на весь мир, будто ровно за год до Пири, в апреле 1908 года, он сам в сопровождении двух эскимосов побывал на Северном полюсе. Доказательства? – Пожалуйста: вот вам фотография, на ней – снежная хижина-иглу, а рядом звездно-полосатый флаг, воткнутый в сугроб. Почему столько времени молчал? – Потому что обратный путь к твердой суше растянулся более чем на год, пришлось по дороге зазимовать в снежной пещере. А теперь вот настала пора объявить всему миру о его, доктора Кука, рекордном достижении.

Роберт Пири и его многочисленные почитатели развернули против соперника яростную кампанию, в которой, образно говоря, не жалели ни пуль, ни снарядов, ни отравляющих веществ! Свою лепту внесла и пресса, искажая, как это нередко случается, факты, извращая самую суть спора. Кук был публично назван мошенником, тем более что два совсем юных эскимоса, участвовавших в его походе, сбиваясь и уходя от прямых вопросов, показали в конце концов, что их отрядик отошел от берега всего на несколько десятков миль, и там, в прибрежных льдах, они соорудили иглу, вонзили в снег древко флага.

Дальше – больше. Последовали различные обвинения  «задним числом». Кук предстал в глазах общественности как обманщик со стажем: он якобы не поднимался на вершину горы Мак-Кинли, о чем успел протрубить на всех перекрестках; он вообще хвастун и лгун, да еще в придачу мелкий воришка и плагиатор – украл у преподобного миссионера Томаса Бриджеса составленный тем словарь языка патагонских индейцев. Ну а в 1923 году доктора Кука как бы по инерции обвинили в очередном мошенничестве, связанном с продажей нефтеносных участков, и приговорили к каторжным работам.

В 1940 году Фредерик Кук умер, амнистированный незадолго до кончины президентом США Франклином Рузвельтом. Выяснилось, что никакого обмана с участками не было, те земли действительно содержали крупные запасы нефти и принесли новым владельцам миллионы долларов. Вернемся, однако, в 1909 год.

Арктический мир тогда раскололся, большинство полярников безоговорочно поддержали Пири, но и на сторону Фредерика Кука встали именитые исследователи, симпатизировал ему и молодой, но уже заслуживший широкую известность норвежец Руал Амундсен. Весьма своеобразно откликнулись на возникшую ситуацию в России.

Со временем все громче и громче стали звучать голоса тех, кто начал сомневаться в обоснованности притязаний Пири на полюсный приоритет. Не случайно, настаивали его критики, в свой последний переход к полюсу по дрейфующим льдам начальник экспедиции взял только негра и эскимосов – белые спутники, среди которых находился опытный арктический навигатор капитан Бартлетт, помешали бы ему подтасовать пройденные мили, исказить координаты крайней достигнутой им точки, явись в том необходимость. А она, по мнению недругов Пири, явилась: Северный полюс был как никогда близок, но силы у 53-летнего путешественника были на исходе, и сорвись этот, последний, бросок – на следующую отчаянную попытку он бы уже не отважился.

Независимо от того, какой приговор вынесут историки Фредерику Куку, у них нет основании верить Пири: ни исторические факты, ни традиции не позволяют поверить в миф о том, что Северный полюс был открыт Пири», – такими словами заканчивает американский писатель Теон Райт книгу «Большой гвоздь». Сам Роберт Пири скончался в 1920 году, и, согласно его завещанию, почти 70 лет к личному архиву путешественника не было доступа. Когда же истек срок запрета, выяснилось, что Пири не достиг полюса, он повернул назад из-за нехватки продовольствия и полного упадка сил примерно в двухстах километрах от цели.

Как оценить совершенное Фредериком Куком? К сожалению при всей симпатии к этому много раз ошельмованному человеку утверждать, что он побывал на полюсе, нельзя – слишком обильны доводы «против». По каким-то совершенно непонятным причинам доктор Кук не доставил на Большую землю святая святых для каждого путешественника – подлинные записи, полевые дневники, результаты непосредственных наблюдений и, в первую очередь, астрономические определения координат, широты и долготы достигнутых им по маршруту пунктов. Он почему-то все бумаги в эскимосском поселке, где Последствии эти документы мистическим образом исчезли.

Не все вяжется у Кука с весом и количеством экспедиционных грузов, вызывают недоверие (как и в случае с Пири) результаты ежесуточных переходов, фантастические цифры пройденных им расстояний по страшным, ломающимся под ногами, испещренным трещинами, перегороженным грядами торосов льдам. И уж меньше всего способствовали признанию авторитета Фредерика Кука такие его нарочито завуалированные откровения: «Дошел ли я действительно до Северного полюса? Может быть, я ошибаюсь, веря в это, а может быть, и нет...»

Справедливо поэтому сказать следующее: так или иначе, в начале XX столетия Роберт Пири проник в самое сердце Центральной Арктики. Не исключено, что примерно в тех же широтах побывал за год до него и Фредерик Кук, ибо, по мнению многих специалистов, придумать те описания природы арктических льдов, которые содержатся в записях Кука, невозможно – значит, автор записок наверняка посетил околополюсный район.