Через Северный полюс в Америку

Опубликовано umeda - вс, 11/29/2009 - 18:19

Во время нелегкого и опасного дрейфа папанинцам посчастливилось дважды испытать особое чувство гордости за своих крылатых друзей и за себя, за свою работу. Через полюс в Америку летом 1937 года один за другим пролетели экипажи Валерия Павловича Чкалова и Михаила Михайловича Громова. Эти выдающиеся беспосадочные рейсы были проделаны на одномоторных самолетах АНТ-25, созданных в бюро А. Н. Туполева бригадой авиаконструктора Павла Осиповича Сухого. Когда Чкалова спросили, почему он и его друзья облюбовали для такого перелета одномоторную машину – ведь это 100% риска! – Валерий Павлович ответил: «Зато четыре мотора – все четыреста!» И двигатель конструкции будущего академика Александра Александровича Микулина не подвел ни первый экипаж, ни второй.

Мало кто знал тогда (и знает сегодня), что поначалу предполагался почти одновременный старт обеих машин, чкаловской и громовской. Они должны были взлететь с интервалом примерно в полчаса, и это было бы вполне разумно: в течение всего пути – небывалого по протяженности и сложности – экипажи чувствовали бы крыло друг друга, а это наверняка придало бы пилотам уверенность. Но однажды, приехав на аэродром для очередного тренировочного полета, Герой Советского Союза Громов обнаружил, что его машина стоит без мотора! Смущенные аэродромные власти объяснили ему, что на самолете Чкалова внезапно забарахлил двигатель, вот и решено было срочно заменить его  блестяще отлаженным мотором с громовской машины. Кем решено? Об этом незачем было спрашивать, ибо все в стране знали: отдать подобное распоряжение мог лишь один человек – Сталин, с особой любовью относившийся именно к Чкалову. В результате старт второго самолета пришлось отложить на несколько недель.

Ранним утром 18 июня 1937 года Москва проводила в полет чкаловский экипаж. Командир корабля Чкалов, второй пилот Георгий Филиппович Байдуков и штурман Александр Васильевич Беляков были уже к тому времени Героями Советского Союза. Это звание они получили за беспосадочный перелет из Москвы на Дальний Восток, совершенный в 1936 году. Они уже тогда мечтали проложить маршрут через Северный полюс в Соединенные Штаты Америки, но проект пришлось отложить: еще не работали на льдине папанинцы, а значит, не имелось надежной радиосвязи по предполагаемому исполинскому маршруту, на борт не могли поступать сводки погоды из околополюсного района, и потому перелет становился исключительно рискованным. Впрочем, степень риска и теперь была крайне велика.

Едва самолет оказался над Ледовитым океаном, его корпус обледенел. В штурманском бортовом журнале появились записи о вибрации винта и хвостового оперения, нарушилась система подачи масла в мотор. Неполадку удалось устранить, но тут на них обрушилась непогода, начался долгий слепой полет в облаках. Машину вел Байдуков, великолепный летчик-испытатель и, как написал о нем в бортжурнале Чкалов, «изумительный мастер слепого полета». Он в конце концов пробил сплошную облачность и вывел самолет «к солнцу».

Утром 19 июня летчики прошли полюс. По утверждению папанинцев, они слышали гул мотора, но самолета не видели. Машину снова обступили облака. Замерз трубопровод, в мотор перестала поступать вода, их единственный двигатель в любой момент мог заглохнуть. На помощь пришла смекалка: пилоты стали лить в насос горячий чай из термосов, питьевую воду из резиновых резервуаров. Справились и с этой неприятностью.

Гигантский циклон загнал их на громадную для самолета тех времен высоту – 6000 м. Снижаться было никак нельзя: они уже летели над Северной Америкой, где-то в облаках прятались грозные пики Кордильер. Летчиков терзало кислородное голодание, из носа шла кровь, пилоту за штурвалом приходилось припадать к кислородной маске (двое других вынуждены были стиснуть зубы и терпеть!), а запаса этого животворного газа оставалось меньше чем на час. Обледенело переднее стекло кабины, и они были вынуждены срубать с него плотную ледяную корку финскими ножами.

Пролетев за 68 часов 25 минут более 10 тысяч километров по прямой и свыше 12 тысяч километров по ломаной линии, самолет Чкалова приземлился неподалеку от американского города Ванкувера, что вызвало необычайное воодушевление у местных жителей. Впоследствии они установили памятный знак в городке Портленд и основали действующее до сих пор Общество друзей чкаловского перелета. И в шутку, и всерьез американцы просили наших летчиков сделать место посадки их машины постоянным конечным пунктом будущей регулярной воздушной трассы Москва – Северный полюс – США.

Но флажок этого фантастического рекорда был очень скоро передвинут Громовым, Юмашевым и Данилиным. 12 июля того же года они вылетели из Москвы на своем АНТ-25, задачу проложить трассу строго по прямой, не обходя воздушные препятствия, а беря их «в лоб». Военный инженер штурман Данилин блестяще составил маршрут, а пилоты ни на йоту не отклонились от него. Ни разу не «сойдя» с пути, миновав четыре мощных циклона, буквально с точностью до минуты рассчитав время полета, они за 62 ч 17 мин преодолели 10 200 км по прямой (ломаной линии у них не было!) и сели южнее Лос-Анджелеса. Они могли бы приземлиться и у самой мексиканской границы, однако вынуждены были  вернуться  немного  назад  из-за  густого тумана. Андрей Борисович Юмашев и Сергей Алексеевич Данилин тоже стали Героями Советского Союза.

Так было положено начало будущей межконтинентальной трассе, на которую вышли, разумеется, не одномоторные «тихоходы» вроде АНТ-25 (размах крыльев которого, между прочим, превышал 30 метров), а скоростные турбореактивные лайнеры конца XX столетия.