Трагедия летчика Леваневского

Через несколько дней после спасения челюскинцев в нашей стране было учреждено высшее звание, венчающее человеческий подвиг, – звание Героя Советского Союза. Первый в отечественной истории Героями стали они, летчики, спасшие полярников: Анатолий Васильевич Ляпидевский, Сигизмунд Александрович Летевский, Василий Сергеевич Молоков, Николай Петрович Каманин,  Михаил Васильевич Водоянов, Маврикий Трофимович Слепнев, Иван сильевич Доронин. Однако есть в этом списке на существенная ошибка.

Согласно постановлению, звание Героя присваивалось пилотам, принявшим непосредственное участие в спасении людей. Из-за поломок машин, из-за метелей и туманов далеко не все летчики, ринувшиеся на помощь к челюскинцам, смогли добраться до «лагеря Шмидта». Позже и они получили высокие ордена, но только один из них, Леваневский, попавший в аварию на чукотском побережье и ни разу не слетавший во льды, стал Героем, как бы «седьмым лишним» в списке заслуживших это звание.

Разумеется, никакой его вины в том нет – сыграли роль личные пристрастия Сталина, которому импонировал молодой, красивый, храбрый летчик. Но вот для самого Леваневского эта как бы авансом выданная награда оказалась в прямом смысле слова губительной. Самолюбивый, успевший уже составить себе имя в Арктике, пилот испытал острое душевное смятение. Он, как никто, осознавал двусмысленность происходящего, болезненно ощущая ухмылки коллег (мол, выискался «герой» – шестеро с сошкой, а он с ложкой!), и поэтому все отпущенные ему последние три с небольшим года жизни старался старался во что бы то ни стало «отработать аванс».

Случилось в 1935 году событие, зловеще высветившее будущую судьбу пилота. Вышла и мгновенно сделалась филателистической редкостью марка с его портретом в серии «Герои СССР», но если лица остальных шестерых были обрамлены двумя лавровыми ветвями, увенчивающими, как положено, победителей, то на марке Леваневского одна ветвь была лавровой, а другая по досаднейшей и необъяснимой ошибке художника – миртовой, знаменующей собой траур. Летчик был как бы похоронен за два с лишним года до собственной гибели! Однако и это еще не все.

Осенью 1941 года во время очередного налета фашистской авиации на Москву был сбит и взят в плен немецкий пилот по имени Ганс Левоневски. Кто-то немедленно распустил ложный слух, будто пойман изменник Родины летчик Леваневский, фопавший в Арктике еще в 1937 году. Дескать, вовсе он и не пропадал, а перелетел в Америку, оттуда перебрался в Германию и теперь вот кидает бомбы на головы бывших соотечественников! Злая и абсурдная сплетня просуществовала несколько десятков лет и затихла только после того, как в 80-е годы возродился общественный интерес к последнему перелету Леваневского и начались активные поиски следов его машины в советской и зарубежной Арктике.

 

А в 1935 году, когда случился казус с почтовой маркой, летчик попытался осуществить идею, выдвинутую незадолго до того им и Громовым, – совершить беспосадочный перелет через полюс в США. Вместе с Г. Ф. Байдуковым и штурманом В. И. Левченко он вылетел на север на одномоторном АНТ-25, но из-за технических неполадок вынужден был вернуться на материк, не сумев даже пересечь Баренцево море. Два года спустя на самолете той же конструкции экипажи Чкалова и Громова, как мы знаем, блестяще осуществили мечту Леваневского. Тому ничего не оставалось делать, как попытаться превзойти своих удачливых коллег, и он выбрал для следующего полюсного перелета новейший четырехмоторный дальний бомбардировщик конструктора Виктора Федоровича Болховитинова.

Машина была «сырой», не доведенной до совершенства, синоптики к тому же предупреждали летчика, что в середине августа лететь по маршруту через полюс нельзя – ожидается сильный встречный ветер, который непременно «съест» и горючее, и скорость. Леваневский отринул все советы. 12 августа 1937 года с экипажем из шести человек он взлетел с подмосковного аэродрома на машине, перегруженной горючим, бочками с икрой и драгоценными русскими мехами – это были подарки Сталина американскому президенту Франклину Рузвельту.

Примерно через сутки после старта, уже за Северным полюсом, внезапно отказал один из моторов, обледеневший аэроплан начал быстро терять скорость, связь с ним оборвалась. Вероятно, самолет в итоге сорвался в беспорядочное падение и врезался либо в льдину, либо в полынью. Так или иначе, никаких следов машины не обнаружено до сих пор, хотя многие энтузиасты еще верят в успех поиска и продолжают его.

Путешествия 20 века
X
Loading