Ненецкие святилища

Опубликовано umeda - чт, 08/28/2014 - 09:22

Один из малочисленных коренных народов России, ненцы населяют север европейской части России и Западной Сибири, от Кольского полуострова на западе до Енисея на востоке, где и находятся ненецкие святилища. Большинство ненцев живут в Ненецком, Ямало-Ненецком и Долгано-Ненецком (Таймырском) автономных округах. По основным занятиям и диалектам ненцы делятся на две группы: тундровые и лесные.

Тундровые ненцы (их более 90%) занимаются оленеводством, их родина – Ненецкий и Ямало-Ненецкий автономные округа, но есть они также в Архангельской и Тюменской областях.

Лесные ненцы охотятся и ловят рыбу, их поселения находятся в Ханты-Мансийском автономном округе. Есть еще одна группа – колвинские ненцы (по названию реки Колвы). Они появились в XVIII – XIX веках в результате смешанных браков между ненцами и коми, их образ жизни сочетает в себе оседлые и кочевые черты.

Главное ненецкое божество – Нум (Отец-небо), управляющий небесными светилами, светом и тьмой, природными стихиями. У Нума семеро сыновей, которые призваны помогать людям. Нума нельзя беспокоить по пустякам, и общение с ним происходит не часто, только в самых важных случаях. Посредником между Нумом и людьми служит шаман, а в жертву ему приносят белых оленей.

Другое верховное божество – Нга олицетворяет собой зло, вызывает болезни и смерть. Хотя Нга – противоположность и враг Нума, они не могут существовать один без другого, и ничто сущее не может быть целиком порождено только одним из них.

Третье особо почитаемое божество – старуха Я-небя (Мать-земля). Это главная покровительница женщин, хранительница душ еще не родившихся детей. Я-небя ведает урожаем, семьей, охраняет домашний очаг.

Помимо верховных богов религиозный мир ненцев населен многочисленными низшими божествами – хозяевами воды, леса, огня, ветра, а также злыми духами, обитающими под землей.

Ненцы совершали религиозные обряды в природных святилищах, где устанавливались идолы из камня и дерева. В качестве жертвы использовались туши оленей и других животных, в более поздние времена – различные предметы быта вроде старых топоров, пуговиц, гвоздей, изделий из меди, разноцветных суконных лоскутков и лент. В языческие времена ненцы и жившие с ними по соседству ханты, селькупы, энцы, нганасаы, камасинцы, коми, манси и другие народы Крайнего Севера с уважением относились к святилищам друг друга и не нарушали их неприкосновенности.

Центром сакрального мира ненцев на протяжении столетий служил остров Вайгач (по-ненецки Хейбидя но, Хаэ-о, Хаэ-я, что значит «священная земля», «священный остров»). Вместе с другими островами Новой Земли он образует один из самых крупных архипелагов российской Арктики. Его протяженность с юго-востока на северо-запад составляет 105 км, а ширина – 44 км. Являясь продолжением Уральского хребта, остров лежит на границе Европы и Азии и омывается водами сразу двух морей – Баренцева и Карского. От материка его отделяет довольно узкий пролив Югорский Шар шириной от 3 до 16 км и глубиной 13 – 40 м. Именно здесь проходит Северный морской путь. От Новой Земли Вайгач отделен более известным проливом Карские Ворота.

Известно, что на Вайгаче почитались два главных идола – Вэсако (Старик) и Ходако (Старуха).

По археологическим находкам можно судить о том, что история многих святилищ острова уходит в глубокую древность. Найденные предметы принадлежат разным культурам и народам Севера, в том числе и тем, кто пришел в эти края раньше ненцев. Эти более древние святилища могли принадлежать племенам Югры и легендарного народа сииртя (сихортя), о котором рассказывают многие ненецкие легенды. Последние археологические находки на Вайгаче (предметы III – II веков до н. э.) свидетельствуют, что в этом регионе в течение столетий пересекались пути многих народов Севера, Сибири и Восточной Европы, и главные святилища как бы передавались от одного народа другому.

Также ненецкие святилища сохранились на островах Колгуев, Цинковый и Долгий в Баренцевом море. В 2004 году экспедиция Института экологических проблем Севера РАН обнаружила на острове Долгий трех деревянных идолов и следы небольшого ненецкого поселения. Найденные здесь же остатки жилищ, домашней утвари, охотничьих капканов позволили ученым сделать вывод, что местные жители занимались в основном рыбалкой и охотой. С острова переносимся на материк. Здесь главным святилищем тундровых ненцев был уже упоминаемый Козьмин перелесок. Русское название святилища связано с легендой, по которой ватага русских рыбаков во главе с неким Козьмой, проезжая через жертвенное место, стала насмехаться над ненецким деревянным идолом. Вдруг лошади остановились как вкопанные и стояли до тех пор, пока рыбаки не дали обет уважать жертвенные места ненцев.

Детали бубнов ненецких шаманов – тадибеев изготавливались только из деревьев этой рощи. Кроме того, здесь росли особые деревья-покровители, двойники человека.

Первое упоминание о ненцах относится к XII веку. До 1920-х годов их называли самоедами или юраки. Религиозные верования ненцев издревле были языческими. Несмотря на предпринятые в XIX веке попытки обратить ненцев в православную веру, подавляющее большинство их продолжало оставаться язычниками.

Все объекты культа ненцев обозначались одним словом – хэхэ (нен. «святой»). Это могут быть и священные скалы, и отдельные камни, и куски дерева причудливой формы, из-за которой люди приписывали им магические свойства, а также ритуальные куклы и фигурки животных, сделанные руками человека.

Домашние хэхэ представляли собой небольшие камни или деревянных кукол в мужской или женской одежде. К ним обращались за помощью при лечении болезней, а для удачной охоты хэхэ выставляли около ловушек и капканов.

На священных местах ненцев устанавливались антропоморфные (дословно – человекоподобные) хэхэ, которые назывались сядэй (от нен. «ся» – «лицо»), а проще говоря – идолы. У этих деревянных фигур было грубо вырезанное человеческое лицо или даже несколько лиц. Если сядэй оказывал людям помощь при болезнях, рождении ребенка или приносил удачу на охоте, рыбалке, то местные жители «одаривали» или «кормили» его. Для этого они мазали фигурам губы салом и кровью. Если удачи не было, его «наказывали».

Вайгач – единственный в Арктике священный остров, на котором с древнейших времен и вплоть до XXI столетия никто постоянно не проживал. На Вайгаче официально зарегистрировано более 230 историко-культурных объектов – деревянных и каменных идолов, становищ.

Впервые ненецкие святилища на Вайгаче описал английский капитан Стивен Барроу, искавший в 1556 году северо-восточный проход в Китай через Югорский Шар. На южной оконечности острова, мысе Болванский Нос, он обнаружил около 300 идолов. Самые примитивные из них представляли собой палки с нарезками, обозначающими глаза и рот. У всех идолов глаза и рты были вымазаны кровью.

Для поклонения и жертвоприношении своим божествам ненцы добирались на священный остров с разных концов тундры и даже из-за Урала. Они приносили в жертву оленей и просили у богов благополучия в кочевой жизни и удачи в промыслах. На территории вокруг святилищ запрещалось охотиться и даже срывать цветы.

Вэсако «обитал» на уже известном нам южном мысе Болванский Нос. Этот сядей представлял собой воткнутый в землю деревянный трехгранник, увенчанный семью лицами. Именно таким его увидели путешественники, посещавшие остров в начале XIX в. С южной стороны от Вэсако стояли полукругом 420 более мелких божков, а с северной находилось место для жертвоприношений. Своеобразную свиту Вэсако составляли еще 20 каменных идолов, стоявших неподалеку. Их лица были обращены на восток.

Идол Ходако находился на северной оконечности острова со стороны Карских Ворот. Это была каменная глыба, напоминавшая человеческую фигуру. Старуха Ходако считалась матерью земли и покровительницей промыслов.

На Болванской горе в северной части острова располагались святилища Нума и Матери богов – Неве-Хэге.

По преданию, у Вэсако и Ходако родилось четыре сына. Повзрослев, они разошлись по сторонам света и основали новые святилища, которые символически обозначали границы родовой территории ненцев. Север сакрального мира – небольшой утес Ню-Хэг на Вайгаче. Юг – одно из возвышений Уральского хреба, называемое Минисей, или Константинов камень. На западе территория ограничивалась лиственничной рощей Харв Пад на полуострове Канин (по-русски – Козьмин перелесок). Восточный предел находился на полуострове Ямал, на западной стороне Обской губы, его название – Ял Мал.

На расположенном юго-западнее Вайгача небольшом и в настоящее время необитаемом острове Долгом также есть несколько ненецких святилищ. Они представляют собой небольшие останцы, у подножия которых лежат рога и кости жертвенных оленей, за давностью лет обросшие лишайниками.

С приходом христианства основная часть деревянных и каменных идолов острова Вайгач была уничтожена. Однако, несмотря на разрушение святилищ, многие ненцы продолжали и продолжают верить в могущество своих богов, по-прежнему принося им жертвы и оставляя дары. Некоторые деревянные идолы неоднократно восстанавливались.

К современным ненецким святилищам относится мемориальный комплекс Хэбидя Тэн, установленный на восточном берегу Городецкого озера, на мысу Виселичном в низовьях Печоры. Он возвышается напротив места, где вплоть до конца XIX века возвышался первый русский город за Полярным кругом – Пустозерск, в память ненцев, погибших во время колонизации этого края русскими. Хотя общая политика государства была довольно мягкой и освоение Севера шло в основном путем торговли и обмена, а не войсковых операций, жертвы все равно были. В результате чрезмерного обложения данью коренного населения пустозерскими воеводами в XVII – XVIII веках стали вспыхивать волнения, которые неоднократно заканчивались кровопролитными сражениями. После подавления каждого волнения ненцев – участников нападения вешали на лиственницах безымянного мыса напротив Пустозерска. Поэтому мыс и получил название Виселичный.

В память о казненных предках на мысу в 1999 году местным ненецким населением были поставлены три лиственничных идола; ежегодно там совершаются обряды. Центральная фигура высотой 2 м символизирует дух Нумгымбоя – звездного сына Нума, покровительствующего ненецким родам. По бокам воины высотой около 1,5 м, соединяющиеся с лицевой части монумента деревянным бубном с надписью на ненецком языке: «В память предков наших, защищавших свое право на исконные земли, в память всех ушедших поколений ненцев установлен этот монумент Хэбидя Тэн».