Самая трудная в мире трасса

Опубликовано umeda - вс, 11/29/2009 - 18:29

Беглый взгляд на географическую карту мира показывает: кратчайшая дорога из Атлантического океана в Тихий и обратно лежит через Северный Ледовитый океан. Если от Мурманска до Владивостока протяженность такого маршрута 5800 миль, то через Панамский канал – 13 600 миль, не говоря уже о путях вокруг южных оконечностей материков Африки и Америки. Не удивительно, что об этой соблазнительно «легкой» дороге из океана в океан знала с древних пор, вот только преодолеть ее на парусных судах было, конечно, невозможно.

В России будущий Северный морской путь прокладывался постепенно, по отдельным участкам (моряки называют их «плечами»). Шаг за шагом двигались на восток поморы, казаки, предприниматели-торговцы. Двина – Печора, Печора – Обь,  Обь – Енисей, Енисей – Хатанга – Лена – Индигирка – Колыма. Все, что за многие столетия узнали сие о своих полярных морях, подытожили и шли труды Великой Северной экспедиции – 1743 года, возглавляемой капитан-командором российского флота Витусом Берингом, поистине великая, многотрудная, стоившая многочисленных жертв экспедиция исследовала и на карту весь «фасад» России от устья Северной Двины на Беломорье до устья реки Анадырь на  Чукотке. Благодаря ее работам Михаил Васильевич Ломоносов написал в одном из трактатов удивительные слова: «Между прочем Северный Океан есть пространное поле, где усугубиться может Российская Слава, соединенная  беспримерною пользою, через изобретение Восточно-Северного мореплавания». Таков был призыв к соотечественникам изучать и осваивать «Восточно-Северный», т.е. Северный морской путь.

Тогда же Ломоносов сделал крупное теоретическое открытие. Он предположил существование в Сибирском океане» своеобразной реки, текущей среди сплошных полей дрейфующего льда. Уже в наше время с помощью искусственных спутников удалось увидеть в Ледовитом океане это гигантское разводье, Великую полынью, шириной от нескольких сот метров до десятков и даже сотен километров. Она четко прослеживается и летом, и зимой, что позволяет судоводителям выбирать оптимальный безопасный маршрут.

В XIX веке идею Ломоносова подхватили передовые торгово-промышленные деятели Сибири Михаил Константинович Сидоров и Александр Михайлович Сибиряков, который пожертвовал немалые средства на экспедицию шведского полярного исследователя  Нильса  Адольфа-Эрика  Норденшельда. Его зверобойное судно «Вега» в 1878 – 1879 годах впервые в истории совершило сквозной рейс с запада на восток по всему Северному морскому пути с одной зимовкой по дороге. Сам Норденшельд, однако, не был склонен преувеличивать успех своего предприятия: «Морской путь из Атлантического океана в Тихий вдоль северных берегов Сибири может быть пройден. Но в целом этот путь, насколько нам сейчас известен режим льдов у берегов Сибири, едва ли будет иметь действительное значение для торговли».

К счастью, в России не спешили согласиться с таким мрачным выводом. Тем более что здесь уже было сконструировано специальное ледокольное судно, работавшее в замерзающих водах Финского залива. А в самом конце XIX века по проекту адмирала Макарова был построен первый в мире мощный ледокол «Ермак», чья славная жизнь продолжалась без малого семь десятилетий! С появлением ледокольных кораблей идея сквозных плаваний по трассе обрела второе дыхание, и в 1918 – 1914 годы, через 35 лет после Норденшельда, русская гидрографическая экспедиция под руководством Бориса Андреевича Вилькицкого прошла этот маршрут с востока на запад, тоже с зимовкой по пути. Одновременно было сделано самое, пожалуй, выдающееся географическое открытие XX столетия – обнаружен крупный арктический архипелаг – Земля Николая II (нынешняя Северная Земля).

Почти сразу после Октябрьской революции начались первые советские плавания по трассе Северного морского пути. Изыскательские экспедиции проводились наравне с торговыми рейсами, с запада везли в Сибирь промышленные товары, а оттуда вывозили хлеб, рыбу, лес. На побережье Ледовитого океана стали одна за другой возникать полярные радиометеорологические станции (до 1917 года их было менее десятка, к середине XX века уже около ста). В Ленинграде был создан институт по изучению Севера, знаменитый ныне Арктический и Антарктический институт, в Москве – Главсевморпути (Главное управление Северного морского пути при Совнаркоме СССР во главе с О. Ю. Шмидтом). Ему поручалось «проложить окончательно морской путь от Белого моря до Берингова пролива, оборудовать этот путь, держать его в исправном состоянии и обеспечить безопасность плавания по этому пути».