Ландшафты природных зон

Опубликовано umeda - пн, 03/07/2011 - 11:08

Земля состоит из слоев или оболочек: литосферы, гидросферы, атмосферы. Они не изолированы одна от другой, наоборот – постоянно взаимодействуют. В зоне контакта поверхности Земли с водой и воздухом, где происходит постоянный обмен веществом и энергией между оболочками планеты, выделяют еще одну геосферу (слой). Это область существования жизни на Земле, деятельности человека. Она включает нижние слои атмосферы, гидросферу и верхнюю часть литосферы. Ее называют географической оболочкой Земли или ландшафтной сферой. Ландшафт (от нем. Land – земля) – это относительно однородный "кусочек", фрагмент географической оболочки, то есть сочетание влияющих друг на друга рельефа, почв, климата, растительности, животного мира.

Даже мелкая впадина или возвышенность имеет особенный, отличающийся от окружающей местности характер увлажнения, а значит, и почву, и растительность, и микроклимат. То есть это – отдельный маленький ландшафт, урочище. Ландшафты формируются, подчиняясь климатической зональности. Сочетания схожих (из-за того, что сформировались в сходных условиях) ландшафтов образуют громадные, протягивающиеся по всей планете природные зоны.

Ландшафты и природа их заметно отличается. Но сами переходы из одной зоны в другую обычно постепенны, и очень редко можно уверенно провести линию границы – настолько она расплывчата. Каждый ландшафт населен комплексом растений и животных, грибов и микроорганизмов. Этот комплекс связан с ландшафтом и меняется при переходе к другому ландшафту, даже очень похожему. Население ландшафта или природной зоны вместе с природными факторами, влияющими на это население, обычно называют экологической системой или экосистемой – с указанием того, какая именно система имеется в виду.

Например, экосистема Земли, включающая экосистемы природных зон: тайги, тундры и т. д. Каждая из них состоит из множества более мелких. Например, экосистем побережья, периодически заливаемого водой (при приливах) и осушающегося (при отливах), леса, озера и т. д. Природные зоны расположены приблизительно параллельно линиям географической широты, поскольку в основе их формирования – неравномерность распределения солнечного тепла.

Если бы планета представляла собой идеальный шар, природные зоны (так же, как и климатические пояса) располагались бы тоже идеально правильно, образуя полосы, параллельные экватору. Но неоднородность поверхности реальной Земли приводит к заметным нарушениям правильности. Главные искажения вносит неравномерность распределения суши и Мирового океана. Океан гораздо медленнее, чем суша, накапливает тепло и медленнее отдает его. Поэтому прилегающие к океану территории испытывают меньшие колебания температуры и ландшафты здесь иные, чем в континентальной части.

Кроме того, влажность над океанами, конечно, выше, чем над материками. Ветры, дующие со стороны океанов, переносят насыщенные влагой массы воздуха. Но по мере продвижения этих масс над континентами они становятся все менее влажными – главным образом за счет выпадения осадков. Поэтому прибрежные территории обычно заметно отличаются от территорий, находящихся в глубине материков.

Закон широтной зональности приходится дополнить правилом существования секторов, обычно вытянутых вдоль меридианов, различающихся влажностью: например, на севере Евразии (где ветры преимущественно западные) выделяют влажный Приатлантический, умеренно континентальный Восточноевропейский, резко континентальный Восточносибирско-Центральноазиатский, муссонный Притихоокеанский и переходные сектора между перечисленными. Таким образом, картина распределения крупных экосистем из "полосатой" становится "клетчатой": каждая широтная зона разбивается на отдельные провинции (сектора), сменяющие друг друга с востока на запад.

Значительные изменения в расположении природных зон связаны и с распределением по поверхности планеты горных стран. Горные территории неподвластны закону широтной зональности: по мере подъема над поверхностью Земли мы попадаем во все более разреженные горизонты атмосферы, с изменением высоты меняется и ладшафт. А поскольку выделение тепла в воздухе связано со столкновениями между молекулами газов, то при подъеме на каждые 100 метров температура воздуха снижается приблизительно на 0,6 С. Даже если гора расположена на экваторе, на ее вершине, если только она достаточно высока, может быть холодно, как на полюсе. И в горах закон широтной зональности замещается законом высотной поясности – поднимаясь, мы попадаем в области со все более холодным климатом, как если бы перемещались по горизонтали в сторону полюса.

Такие области, похожие на широтные зоны, но сменяющие одна другую с высотой, называют высотными поясами. В Арктике действие закона высотной поясности почти незаметно: здесь и без того так холодно, что ледники часто лежат уже на уровне моря. Но закон действует, и на вершинах арктических гор заметно холоднее, чем на прилегающих к ним низменностях.

Существует, однако, исключение из этого правила – очень важное для Арктики. В том случае, если гора возвышается над ледяной поверхностью (например, над покровным ледником, как в Гренландии) и не покрыта снегом и льдом (например, они сдуваются ветрами), ее поверхность поглощает больше солнечного света и тепла, чем прилегающие низменности.

На такой горе (нунатаке) может быть теплее, чем в низких окрестностях. Разница обычно невелика, но для обитателей этих мест она очень важна.

Горы, кроме того, встают барьерами на пути ветров и изменяют общую циркуляцию атмосферы, оказывая влияние на формирования ландшафта. Это приводит к изменению расположения природных зон (как, например, на юге Северной Америки) или к появлению заметной разницы (например, в количестве осадков) между наветренным и подветренным склонами горной страны – как на Урале. Зональность характерна и для Мирового океана. Она проявляется в изменении свойств поверхностных вод (температуры, солености, прозрачности, насыщенности растворенными газами). Вместе с ними меняется состав растительности и животного мира.

Зональность океана выражена не так ясно, как зональность материков: воды его постоянно перемешиваются. Но она существует, и именно поэтому, например, столь обычна для населения Арктики охота на морского зверя: в холодной воде растворено больше кислорода, чем в теплой. Там, где много кислорода, больше планктона, а следовательно, больше тех, кто им питается, – рыб и китов. Появляются и "рыбоеды", например тюлени. Люди занимаются охотой на них, и эта охота порой становится основой их жизни.