Алиэкспресс

Славное море священный Байкал

В былые времена у русских людей слова «Сибирь», «Байкал», «Нерчинск» воспринимались только как места ссылки.

Всего полтора столетия понадобилось русским землепроходцам, чтобы через горы и реки, по бескрайнему океану и сквозь тундру и тайгу пройти от Уральских гор до берегов Северной Америки. Они открыли новые земли, богатые зверем, лесом и прочими дарами природы.

Долгое время эти края были труднодоступными и малолюдными. По доброй воле в Сибирь ехали немногие, поэтому ее бескрайние просторы стали осваиваться руками заключенных, которых ссылали сюда на каторгу. На долгие десятилетия у русских людей слова «Сибирь», «Байкал», «Нерчинск» воспринимались только как места ссылки.

Здесь заключенные в тяжелейших условиях работали на рудниках – добывали уголь, золото. Многие навсегда оставались в сибирской земле, и лишь единицам удавалось бежать. Путь на свободу был непростым. Беглецы уходили дальше – на восток, где широкой синей полосой виднелся Байкал. В те времена на озере уже занимались ловом омуля. Бочки, в которых засаливали рыбу, стояли прямо на берегу, и служили лодками для беглых каторжан.

Славное море – священный Байкал,

Славный корабль – омулевая бочка,

Эй, баргузин, пошевеливай вал,

Молодцу плыть недалечко.

Долго я тяжкие цепи влачил,

Долго бродил я в горах Акатуя,

Старый товарищ бежать пособил,

Ожил я, волю почуя.

Шипка и Нерчинск не страшны теперь –

Горная стража меня не поймала,

В дебрях не тронул прожорливый зверь,

Пуля стрелка миновала.

Шел я и в ночь, и средь белого дня,

Близ городов озирался я зорко,

Хлебом кормили крестьянки меня,

Парни снабжали махоркой.

Славное море – священный Байкал,

Славный мой парус – кафтан дыроватый

Эй, баргузин, пошевеливай вал,

Слышатся грома раскаты.