игра

Культовые камни Белозерье

Белозерье, или Белоозеро, находится в окрестностях озера Белого на Вологодчине. Культовые камни Белозерья одна из достопримечательностей этого края. Первые упоминания о нем в древнерусских летописях относятся к 862 году. В то время Белозерье было частью Ростово-Суздальской земли, а в 1238 году выделилось в самостоятельное княжество. Через эти места проходили важные торговые пути, благодаря чему край активно развивался – увеличивалось его население, строились монастыри.

Сегодня территория Белозерья включает несколько административных районов Вологодской области: Белозерский, Вашкинский, Вожегодский, Кирилловский, Шекснинский. «Жемчужины» культурного наследия края – Кирилло-Белозерский, Ферапонтов и Горицкий монастыри. В настоящее время они находятся на территории национального парка «Русский Север».

Древнейшие следы пребывания человека в Белозерье относятся к мезолиту (среднекаменному веку). На территории региона обнаружены десятки стоянок этого времени, раскопано несколько погребений. Население эпохи мезолита – рослые, мускулистые европеоиды – расселялось по освободившейся от ледника равнине, основными занятиями его были охота, собирательство и рыболовство.

Объектом поклонения древнего человека были камни разной величины и формы и даже целые горы. Особым сакральным смыслом наделялись камни причудливые, необычные. Некоторые из них до сих пор считаются святыми и лечебными, хотя встречаются и их противоположности – «чертовы камни», а также такие, значение которых точно не известно. С культовыми камнями Белозерья связаны сюжеты сказок, легенд и определенные магические действия.

Около деревни Дуравино, недалеко от села Никольский Торжок, грибники случайно нашли фрагменты разрушенного идола – группу валунов, собирающихся в одну фигуру по принципу снежной бабы. К этой догадке подталкивает камень, представляющий собой личину языческого идола, – уплощенный валун средней величины (60 см), напоминающий череп человека. В нем высечены глазницы, провал носа, ушные раковины, ощерившиеся зубы.

В 4 км от села Ферапонтова расположена священная Цыпина гора. У ее северного подножия сохранилась деревянная церковь Ильи Пророка, построенная в 1775 году. На Цыпиной горе находится камень-следовик, на котором можно увидеть отпечатки стоп младенца, мужских и женских ног, четырех копыт и руки Богородицы, указывающие путь к чудотворному источнику Смоленской иконы Божией Матери.

Распространение культа камней на территории всей северо-западной России легко объяснимо. Десятки тысяч лет назад в эти края было перенесено отступающим ледником неисчислимое количество камней и валунов. За время движения они обкатывались в валуны различной величины и формы.

Они служили материалом для изготовления хозяйственной утвари и инструментов, использовались при строительстве, а некоторые наделялись в языческом сознании наших предков магической силой - как правило, это камни причудливой, необычной формы. Большинство памятников истории и культуры эпохи мезолита связано именно с использованием камней.

На валунах Белозерья стоят не только стены местных монастырей, например, Кирилло-Белозерского, но и многие здания Санкт-Петербурга. В районе деревни Коврижново до сих пор существует карьер по добыче валунов, известный еще с допетровских времен. Когда-то здесь работали крепостные крестьяне, а в 40–50-е годы ХХ века австрийские военнопленные времен Великой Отечественной войны.

Белозерье – один из самых богатых археологическими памятниками регионов Русского Севера. Косвенно это свидетельствует о выгодном географическом положении района и разнообразии его природных условий. Здесь и дремучие леса, и множество богатых рыбой водоемов.

Среди белозерских каменных артефактов особый интерес представляют так называемые «Святые плошки». Они находятся на единственной улице деревни Коврижново на берегу Шексны. Каждая из двух «плошек» представляет собой ровную каменную плиту, лежащую горизонтально на ножках из круглых камней. По мнению археологов, это древние языческие жертвенники, достаточно редкие в здешних краях памятники дохристианской эпохи. По конструкции плошки напоминают сейды – святилища саамов.

Позднее, когда в Белозерье пришло христианство, камни освятили и на одном из них – том, что повыше, выбили православный крест. Хорошо заметный на гладкой поверхности, он сориентирован на восток. Со временем в деревне сложился обычай: ежегодно 30 сентября на этих камнях служили водосвятный молебен. Плошки покрывали белой скатертью, воду брали из находившегося поблизости колодца. С приходом советской власти праздник запретили, вокруг деревни выкопали карьер для добычи гравия и валунов, и вода из колодца ушла. Однако и по сей день эти камни считаются святыми и старики не разрешают на них садиться.

В период расцвета Московского государства, когда Русь была уже крепкой православной державой, на территории Белозерья все еще господствовало язычество. В XVI веке князь Андрей Курбский укорял в своем письме царя Ивана Грозного в том, что в его владениях зачастую можно еще видеть идолов, особенно на пути к Белоозеру. Приход новой религии ознаменовался активным искоренением и уничтожением атрибутов язычества: деревянные капища сжигали, каменных идолов топили в реках или озерах, дробили на мелкие фрагменты и нередко использовали при постройке монастырей и дорог.

Один из наиболее известных культовых объектов Белозерья – священная гора Маура, находящаяся на левом берегу Шексны, в 6 км от райцентра Кириллова. Ее название переводится как «черная гора». По легенде, с вершины Мауры преподобный Кирилл Белозерский увидел место для своей будущей обители – знаменитого Кирилло-Белозерского монастыря, основанного им в 1397 году на берегу Сиверского озера. Здесь же находится огромный камень с небольшим углублением на поверхности. Считается, что это отпечаток стопы Кирилла. В память о нем и о другом святом, прославленном в этих местах, – преподобном Ферапонте на вершине горы установлены поклонный крест и часовня.

На склоне Мауры найдены кремниевые орудия первобытного человека – отщепы, что свидетельствует о том, что гора была заселена еще в каменном веке.

Интересный памятник языческой эпохи – «шляпа Дона Педро» из деревни Малышкино. Он представляет собой навершие идола в виде мексиканского сомбреро. Вероятно, существовало обыкновение завершать каменные изваяния головным убором, например «шляпой». Об этом свидетельствуют и каменные колоссы острова Пасхи, и знаменитый Збручский идол, и истуканы, сохранившиеся в Новгородской и Псковской областях.

Сиверский идол

На территории Белозерья было обнаружено несколько камней, связанных с языческим культом, один из таких камней - Сиверский идол, или камень, который стал самым известным языческим памятником этих мест. Свое название этот камень получил от деревни Сиверово (недалеко от села Ферапонтово), где он был найден. В настоящее время этот археологический памятник хранится в Ферапонтовом монастыре, в музее фресок Дионисия.

Камень высотой около 1 м по своей форме напоминает фаллос. На его верхней части выбит квадрат, в который вписаны две буквы – В и А.

Ученые считают, что Сиверский идол – это культовый камень древних славян (IV – XI века), связанный с поклонением богу любви и плодородия Яриле. Этот бог ассоциируется с идеями жизни, урожая и плодовитости.

В экспозиции музея рядом с камнем приводится выдержка из рассказа Юрия Коваля:

«После бани посидели с Валентином Ивановичем, у которого, между тем, находился за столом небезызвестный мне Леха Хоботов. Выждав паузу, приличную для поздравлений "с легким паром", Хоботов начал:

– А вот, уважаемый товарищ, я тоже хочу рассказать. У нас в деревне – Сиверско – находится особый памятник культуры. Этот памятник культуры вроде как бы скульптуры. Он изображает, уважаемый товарищ, мужской, как бы сказать, член. – Леха Хоботов мигал глазами, шмыгал носом, не слишком уж маленьким, делал лицом изумляющие знаки. Мы все заизумлялись.

– Представляете себе – лежит в траве, под соснами, слева от деревни. Ну, будто натуральный, только из камня. Вот таких размеров, – и Леха отрубил рукою полстола.

– Ты им не рассказывай, – прервал Валентин Иванович. – А то они его в Москву отвезут.

– Так и пусть везут. Может, это памятник, а мы не понимаем. В траве лежит, и верхушка, уважаемый, отполирована. Вот таких размеров, – и Леха снова стукнул по столу, показав величину памятника».

Юрий Коваль «Москва – Вологда – Цыпина гора», 1995 год.