Карты древней Греции

Опубликовано umeda - пн, 11/30/2009 - 13:28

Греки, обладавшие пытливым умом и природной любознательностью, легко заимствовали все новое у других цивилизаций: у Древнего Египта, Вавилона, Ассирии и Финикии. Неудивительно поэтому, что именно в Древней Греции были заложены основы того, что в будущем разовьется в современную науку о картах.

Самые древние карты, найденные на территории Греции, датируются примерно 1500 годом до н.э. Это – фрески, на них изображена долина реки с богатой экзотической растительностью, в зарослях которой бродят дикие звери, и плывущая по реке флотилия. Интересны и другие находки, свидетельствующие о высоком уровне развития картографии у древних греков. Например, серебряные и бронзовые монеты с изображением гор и холмов. Удивительно, но на небольших монетах, имеющих диаметр всего около 2,6 см, формы рельефа переданы очень точно.

Знаменитый Гомер, автор величественной поэмы «Одиссея», написанной примерно в X в. до н.э., описывая удивительные странствия своего героя, несомненно пользовался картой. Благодаря этому современные ученые успешно определили многие местности страны, описанные поэтом. Недаром греческие географы называли Гомера «отцом географии».

Каждому понятно, что нельзя изобразить на карте объекты, будь то горы, реки или города, в натуральную величину. Поэтому их всегда рисовали, фотографировали, или вычерчивали в уменьшенных размерах, но при этом произвольно (без масштаба). Глядя на карту, нельзя было понять, какой высоты изображенная гора, какова ширина реки и каково расстояние от устья до истока. Язык карты должен был стать более точным, для этого необходимо было строить карты так, чтобы длине каждой линии на карте соответствовало вполне определенное расстояние на земле. Соотношение длины линии на карте к длине линии на земле называете: масштабом. Первым «научил» карту говорит языком масштаба Анаксимандр, греческий ученый, живший в VII – VI веках до н.э. Им был создана карта мира с использованием масштаба, центре которой была помещена Греция. Ее окружали известные к тому времени части Европы и Азии. Карта имела форму круга, по края которого располагался океан.

Не обошлось и без курьеза. В то время жители одного из городов Греции – Милета – воевали против Ирана (Персии). Они сняли копию с карты Анаксимандра, отлили ее в бронзе и отослали в Спарту, с тем чтобы убедить спартанцев помочь им в тяжелой войне. Но эффект оказался прямо противоположным. Спартанцы ответили: «Карта показала, что Персия слишком далеко, чтобы о ней беспокоиться».

Для того чтобы строить более точные карты, необходимо было знать форму Земли. Конечно, это интересовало греков не только с практической точки зрения. Любому человеку было интересно узнать, какую форму имеет та твердь, на которой он живет. Но ответ на этот вопрос оказал огромное влияние на развитие карты и картографии.

Представления греков и не только, того времени о форме Земли (и об их собственной стране) были самыми разнообразными. Одни утверждали, что Земля – это плоский диск, окруженный со всех сторон водой, на краях которого покоится полусфера небес. Другие – что она представляет собой цилиндр, парящий в пространстве.

Стремясь объяснить свои наблюдения за ликом Земли, древнегреческие ученые терялись в догадках. В самом деле, если Земля – диск, плавающий в океане, то почему Солнце, закатившееся на западе, утром восходит на востоке? Не может же оно перемещаться под водой. Свое предположение по этому поводу высказал Анаксимандр. Он решил: очевидно, где-то на севере должны быть высокие горы, за которыми Солнце и поворачивает на восток, а отбрасываемая этими горами тень создает ночь.

«Сфера наиболее прекрасна из твердых фигур», – считали древние греки. И все же для доказательства шарообразности Земли  потребовалось немало убедительных доводов. Одним из первых привел их великий мыслитель того времени Аристотель. В своем сочинении «О небе» он рассуждал: «Небольшое перемещение к югу или к северу заметно меняет наш горизонт, положение звезд, находившихся в зените, становится иным. Если мы перемещаемся к югу, то мы видим одни звезды, если к северу – то другие. Так, например, есть созвездия, которые видны в Египте и близ Кипра, а в более северных странах не видны. Все это свидетельствует не только о том, что Земля имеет круглую форму, но и о том, что земной шар невелик. Ведь в противном случае столь незначительное перемещение не сказалось бы  так ощутительно». Кроме  того,  ученый  наблюдал неполные затмения Луны. Он увидел, что линия, разделявшая свет и тень, была кривой, что также подтверждало сферичность Земли.

Так постепенно менялись представления людей об ойкумене – обитаемой земле. Но по мере признания шарообразности Земли возникала другая проблема.

Одним из самых прекрасных городов того времени была Александрия. Восхитительная египетская столица никого не оставляла равнодушных к своим просторным улицам, роскошный дворцам я храмам. Но особенно знаменита была ее библиотека. Здесь было собрано огромное количество уникальных рукописей,  среди которых поэмы Гомера, труды Аристотеля, Анаксимандра, Фалеев, а также многочисленные описания странствий египтян, греков, жителей Карфагена. Были тут и карты. Александрийские мыслители часто задумывались: так ли точны эти земные чертежи?

Решить ату задачу взялся известный греческий ученый Эратосфен, заведовавший Александрийской библиотекой.  Изучив  множество трудов, хранившихся в ней, он пришел к выводу, что прежде всего необходимо решить две главные задачи: определить размеры Земли, чтобы правильно рассчитывать расстояния, и правильно разместить на карте города,  острова, страны, строго учитывая истинные расстояния между ними и их  взаиморасположение. Для этого Эратосфену потребовалось  совершить  великий подвиг первооткрывателя, не покидая при этом пределов своей родины. Проделав ряд сложных умозаключений, он придумал прибор, основанный на принципе отбрасывания солнечных теней, и с его помощью определил размеры Земли. Конечно, в силу многих причин расчеты эти не были точны, и все же это было величайшим достижением того времени. А метод, использованный ученым, заслужил почетное право на бессмертие. Это открытие повлекло за собой еще одно. Для определения точного расстояния на карте александрийский библиотекарь, географ и астроном первым ввел понятия параллелей и меридианов.

Немного было продольных и поперечных линий на карте Эратосфена, и нанесены они были на различных расстояниях друг от друга, мало походя на современную градусную сеть. И тем не менее новая страница в познании Земли была открыта. Появление градусной сети дало возможность гораздо более точно располагать географические объекты на карте. Каждый из них получил свой точный пространственный адрес, или, как образно говорят картографы, – «привязку». Эратосфен впервые использует термин «география», называя так свой главный труд.

К сожалению, «География» Эратосфена не сохранилась до наших дней в полном объеме. В 48 г. до н.э. Александрийская библиотека была уничтожена легионерами Юлия Цезаря. Оставшиеся сочинения бережно сохранялись, пока в 341 году н.э. библиотеку вновь не сожгли по призыву патриарха Феофила. И все же труд Эратосфена остался жить в пересказах других ученых.

После смерти Эратосфена должность главного смотрителя Александрийской библиотеки перешла к Гиппарху. И этот ученый тоже занялся проблемами картографии. Он первый разделил круг на 360 частей (градусов) и придумал сетку параллелей меридианов, с помощью  которой  разделил поверхность Земли. Экватор, указывал Гиппарх, это большой круг, делящий земной шар на две равные части. Параллельно ему он провел «параллели», а через полюса – 360 меридианов, делящих нашу планету, как апельсин на дольки. Так как Земля совершает свой полный оборот за 24 ч, рассуждал ученый, а через экватор и полюса проведены 360 меридианов, то за один час Земля поворачивается  на 15 градусов долготы (360:24 - 16). Эти рассуждения имели огромное значение для дальнейшего создания карт.

Придумав широтно-долготную сеть, Гиппарх втолкнулся о проблемой изображения шарообразной поверхности на плоской карте. Ведь сферическая поверхность не ложится на плоскую боа того, чтобы не разрезать ее или не вытянуть, что неизбежно приводит к искажениям. Как сделать карту, чтобы искажения эти были минимальны и не мешали географам и путешественникам.

Тот или иной математический способ отображения шарообразной Земли на плоской карте называется картографической проекцией (т.е. проекцией шара на плоскость). Решить эту задачу было непросто, но тем не менее Гиппарху, по-видимому, удалось создать два вида проекций и даже обосновать их математически.

Спустя 300 лет после Эратосфена трудился в стенах той же Александрийской библиотеки Клавдий Птолемей. Можно сказать, что он завершил блистательную плеяду великих астрономов и географов античного мира. Так же как и его предшественники, Птолемей погрузился в изучение стран и народов, а также старинных рукописей. И вот благодаря напряженной работе на свет появляется восьмитомный научный труд – «Руководство по географии», предопределивший на много столетий вперед и развитие науки о картах.

«География есть линейное изображение всей ныне известной нам части Земли со всем тем, что на ней находится. Она отличается от географии тем, что последняя, беря отдельные местности, рассматривает каждую из них особо, приводя в своих описаниях даже такие мелочи, как, например, гавани, селения, округа, притоки главных рек и т.п. География изображает известную нам Землю единой и непрерывной, показывает ее природу и положение в виде самых общих очертаний, отмечая заливы, большие города, народы, реки и остальное наиболее достопримечательное в каждом роде» – так писал в своем «Руководстве» Птолемей.

Одна из глав сочинения Клавдия Птолемея носила такое название: «Способ правильно изобразить земной шар на плоскости». В ней ученый, продолжая развивать тему картографических проекций, начатую Гиппархом, приходит к знаменательному выводу, что «можно лишь выбирать в каждом случае, какие искажения следует предпочесть». Проекции, созданные им, известны и поныне.

Мечтая создать карту Земли, Птолемей собирает огромное количество материалов. Почти для восьми тысяч мест на земном шаре он указывает географические координаты – т.е. их точный адрес, определенный по широтно-долготной сетке.

«Немногие изобретения имели на судьбу наук и благо народов более благодетельное влияние, чем те, которые связаны с именами Эратосфена и Гиппарха. С той поры мореплаватель мог находить свой путь туда и обратно в морях, еще не посещенных, и изобразить его для потомства. Караван мог достигать цели своего странствия неведомыми дотоле путями, через пустыню или Целую часть света, в неизвестные страны. Только с той  поры  потомство  могло  воспользоваться географическими открытиями предков. Столь часто забываемое или затемненное положение земель и местностей отныне легко могло быть снова отыскано посредством данной цифры широты и долготы» – так сказано в одной из старинных книг. Эти слова в полной мере можно отнести и к трудам Клавдия Птолемея.